Налоговещание

Loading

Цитата дня:

Требовать уничтожения налогов значило бы требовать уничтожения самого общества. Государство ничего не может сделать для граждан, если граждане ничего не сделают для государства.

Н.И. Тургенев (1789-1871, русский экономист и декабрист)



Анекдот дня:

Налоговый инспектор лежит в реанимации:
— Доктор, я умираю…
— Сейчас я вам помогу.

Также на нашем сайте:
Налоговый юмор

Ведение учета и сдача отчетности

Сдача отчетности в Налоговую, Пенсионный и Статистику

Онлайн бухгалтерия для предпринимателей

Скачать бланки

Податкова декларація з податку на прибуток підприємства 2013 з усіма додатками
Податкова декларація про майновий стан і доходи
Форма №1ДФ
Декларация НДС
Налоговая накладная

Бланки по единому налогу

Скачать другие бланки

 

 

Новости

Нападающему «Барселоны» Лионелю Месси предъявлены обвинения в уклонении от уплаты налогов. Испанская прокуратура полагает, что Месси и его отец в 2007, 2008 и 2009 годах укрыли от налоговых органов 4,1 миллионов евро, продавая права на использование изображений игрока через фирмы, зарегистрированные в Белизе и Уругвае. 2013-06-21

В Англии группа мошенников пыталась получить 2,8 млн. фунтов в качестве возврата по уплате налогов. Они заверили налоговые органы в том, что получили от одной из компаний Иордана 19,4 млн. фунтов для съемок фильма под названием «Ландшафт лжи», что дало возможность претендовать на налоговые льготы, которые получают кинокомпании при съемках дорогих картин в стране. До появления первых подозрений группе уже удалось получить 700 тыс. возврата платежей, якобы сделанных на уплату НДС. 2013-04-28

Другие новости

Счетчики

Статистика сайта

Количество статей: 210
Статей в этом месяце: 0

Количество комментариев: 1231
Комментариев в этом месяце: 1

Просмотров статей: 3316230

Наши статьи уже просмотрели более двух с половиной миллионов раз!

Кривая Лаффера

Кривая Лаффера

Категория: Теория налогов.
Рекомендую:

«Кривая Лаффера» – график, построенный видным экономистом Артуром Лаффером, принадлежащим к школе классического либерализма. Кривая Лаффера, наверное, является наиболее известной и популярной налоговой теорией. В этом смысле ее можно даже назвать поп-теорией.

История появления кривой Лаффера

Предшественники Лаффера

Понятие и сущность кривой Лаффера

Основные проблемы кривой Лаффера

Положительный опыт применения теории Лаффера

Отрицательный опыт применения теории Лаффера

Данный график ясно свидетельствует, что при нулевой налоговой ставке государство не соберет ни цента, сколь бы велика ни была налоговая база, т.е. число налогоплательщиков. Точно такой же результат будет и в противоположном конце налоговой шкалы – при стопроцентной налоговой ставке, потому что никто не будет работать бесплатно, и экономическая активность полностью замрет (т.е. налоговая база сузится до нуля).

Между этими крайностями существуют два показателя налоговых ставок, которые при разных подходах дадут одинаковый уровень налоговых поступлений: повышенная налоговая ставка при узкой налоговой базе и пониженная налоговая ставка при обширной налоговой базе.

История появления кривой Лаффера

Появление кривой Лаффера имеет любопытную историю. Ее рассказал в статье, помещенной в журнале The Public Interest, известный экономист Джуд Ванниски, в то время работавший в газете Wall Street Journal. В декабре 1974 года Джуд Ванниски ужинал в вашингтонском ресторане с Артуром Лаффером. На ужине присутствовали два ответственных сотрудника администрации Джеральда Форда – начальник администрации президента Дональд Рамсфелд и заместитель Рамсфелда Дик Чейни - однокурсник Лаффера по Йельскому университету.

Разговор зашел о предложенной президентом Фордом программе по борьбе с инфляцией, которая предусматривала повышение налогов. Чтобы подкрепить свои аргументы, Лаффер схватил салфетку и начертил на ней кривую зависимости налоговых поступлений от налоговых ставок. Ванниски и окрестил эту диаграмму «кривой Лаффера».

Автор прославленной диаграммы не запомнил той встречи, но не оспаривает версии Джуда Ванниски. В то время, поясняет Артур Лаффер, он постоянно иллюстрировал этой кривой свои лекции и совал ее под нос всякому, кто готов был слушать его рассуждения о налогах. Но одну деталь из рассказа своего приятеля Лаффер категорически отрицает. Он хорошо помнит, что салфетки в том ресторане были не бумажные, а матерчатые, а он ни за что не стал бы на них чертить, ибо его с детства приучили не портить хорошие вещи.

Предшественники Лаффера

Парадоксальная на первый взгляд идея об отсутствии прямой пропорциональной зависимости между ставкой налога и объемом налоговых поступлений имеет давнюю историю. Еще в XIV веке выдающийся арабский философ и историк Абдуррахман ибн Халдун (1332-1406) писал в своем знаменитом трактате “Мукаддима”, что “в период расцвета династии налоги приносят большие доходы при малых поборах, а в период ее заката – малые доходы при высоких поборах”.Еще более определенно (и неожиданно) высказался на эту тему Джон Мэйнард Кейнс, один из главных адептов “прогрессивной” экономической мысли, который еще 80 лет назад утверждал, что правительство должно взять на себя ответственность за поддержание полной занятости населения и стабильности цен, т.е. управлять экономическим циклом, в том числе, если понадобится, за счет дефицитного финансирования.

Однако при этом Кейнс ясно сознавал, что “увеличение общественного богатства приводит к повышению национального дохода, причем существенная часть любого прироста национального дохода поступает в государственную казну, расходы которой в значительной мере состоят из выплат пособий безработным в виде определенной доли дохода занятой части населения”.

И далее: “Налоги могут быть неоправданно высокими, и в то же время снижение налоговых ставок в определенных обстоятельствах является более надежным способом сбалансировать бюджет, чем их повышение. Те, кто придерживается противоположной точки зрения, подобны фабриканту, который, понеся убытки, повышает цену на свою продукцию, а когда убытки еще больше возрастут ввиду сокращения спроса, он решает, опираясь на законы простой арифметики, что благоразумие требует от него еще больше повысить цену, и который, даже окончательно разорившись, будет по-прежнему непоколебимо убежден, что снижение цены при наличии убытков было бы слишком рискованно и посему он поступил совершенно правильно”.

Основная идея зависимости между налоговыми поступлениями и динамикой налоговых ставок сводится к тому, что любое изменение налоговых ставок оказывает двойной эффект на налоговые поступления: арифметический и экономический. Арифметический эффект отражает простую зависимость: при снижении налоговых ставок налоговые поступления пропорционально снижаются. И наоборот, повышение налоговых ставок приводит к пропорциональному повышению налоговых поступлений.

Бизнес крайне чувствителен к налоговым ставкам, и при принятии решений о размещении капиталов в немалой степени руководствуется соображениями о том, какую часть ожидаемого дохода придется отдать государству в виде налогов. Точно такова же психология и частных граждан: высокие налоги отбивают у них охоту трудиться, а чем ниже налоги, тем выше у них стимул зарабатывать.

Вот это и есть экономический эффект изменения налогов. Он отражает позитивное воздействие более низких налоговых ставок на объем производства, производительность труда и занятость, а стало быть, и на налоговую базу, поскольку снижение налогов создает стимулы для роста всех этих показателей. Повышение же налоговых ставок оказывает противоположное экономическое действие и воспринимается как наказание за успех в облагаемой налогами хозяйственной деятельности.

Арифметический и экономический эффекты всегда разнонаправлены. Таким образом, если рассматривать оба эффекта изменения налоговых ставок в совокупности, последствия налоговой реформы теряют простоту и ясность и в каждом отдельном случае должны оцениваться исходя из конкретных обстоятельств.

Понятие и сущность кривой Лаффера

Основная идея кривой Лаффера заключается в том, что по мере увеличения налоговой ставки налоговые поступления будут увеличиваться до определенного максимального уровня, а затем будут понижаться, ибо высокие налоги сдерживают экономическую активность хозяйствующих субъектов, в результате чего сокращаются объем производства и доход. Сокращение налоговых ставок вызовет сокращение объема государственных доходов в краткосрочном периоде. В долгосрочном периоде снижение налоговых ставок обеспечит рост сбережений, инвестиций и занятости, в результате чего увеличатся производство и доходы, подлежащие налогообложению, что увеличит налоговые поступления в государственный бюджет. Такой подход выдвигали сторонники теории «экономики предложения».

Исследуя связь между величиной ставки налогов и поступлением в государственный бюджет, американский экономист Артур Лаффер показал, что не всегда повышение ставки налога ведет к росту налоговых доходов государства. Он попытался теоретически доказать, что при ставке подоходного налога выше 50% резко снижается деловая активность фирм и населения в целом.

Если налоговая ставка превышает объективную границу , то налоговые поступления начнут уменьшаться. А. Лаффер доказал, что один и тот же по величине доход в государственный бюджет может быть обеспечен и при высокой, и при низкой налоговых ставках. Однако на практике идеи Лаффера использовать трудно, так как сложно определить, на левой или на правой стороне кривой находится экономика страны в данный момент. Так, из-за ошибки в этом определении "эффект Лаффера" не сработал в период президентства Рейгана: хотя снижение налогов и привело к росту деловой активности в стране, но оно затруднило реализацию социальных программ.

Конечно, трудно рассчитывать, что на основе только теории можно построить идеальную шкалу налогообложения. Теория должна быть основательно откорректирована на практике. Немаловажное значение в оценке ее справедливости имеют национальные, культурные и психологический фактор.

Американцы, например, считают, что при такой ставке налога, как в Швеции (75%), в США никто не стал бы работать в легальной экономике. Вообще же считается, что высшая ставка подоходного налогообложения должна находиться в пределах 50-70%.

Данные тенденции видны на следующих рисунках (рис. 1 и рис.2).

Рис. 1. Кривая Лаффера. Форма I.

По мере роста ставки от нуля до 100% налоговые поступления растут от нуля до определенного максимального уровня (Дтяк), а затем вновь снижаются до нуля. Налоговые поступления падают после некоторого значения ставки, поскольку более высокие ставки налога сдерживают активность хозяйствующих субъектов, а потому налоговая база (на макроуровне – национальный продукт и доход) сокращается. Так, налоговые поступления при ставке 100% сокращаются до нуля, ибо такая ставка налога фактически имеет конфискационный характер и останавливает всякую производственную деятельность плательщиков. В свою очередь, 100%-ный налог, приложенный к налоговой базе, равной нулю, приносит нулевой налоговый доход.

Если экономика находится в точке А (рис. 1), снижение ставок налога совместимо с сохранением устойчивых налоговых поступлений. При переходе от точки А к точке В, т.е. при значительном снижении налоговой ставки, в бюджет будет поступать равный объем средств. Отсюда вывод: более низкие ставки налогов создают стимулы к работе, сбережениям и инвестициям, инновациям, принятию деловых рисков. В результате создаются предпосылки расширенного воспроизводства национального продукта и национального дохода. Расширившаяся налоговая база сможет поддержать налоговые поступления на прежнем уровне, даже если ставки налога снизятся.

Параметры кривой Лаффера носят эмпирический характер. Это означает, что на практике сложно ответить на вопрос, при какой конкретной ставке налога начинается снижение налоговых поступлений в бюджет.

Кривая Лаффера может быть представлена и в иной форме, показывающей, куда перемещается предпринимательская деятельность при превышении определенного значения налоговых ставок, т.е. при нарушении принципа соразмерности налогообложения (рис. 2). При увеличении налоговых ставок (в начале кривой) побудительные мотивы хозяйствующих субъектов и населения серьезно не затрагиваются и заинтересованность в легальных доходах, а также общий объем производства сокращаются медленнее, чем возрастает ставка. Поскольку уменьшение налогооблагаемой базы происходит медленнее, чем увеличение ставки, доходы бюджета возрастают.

Рис. 2. Кривая Лаффера. Форма II.

Но как только ставка достигает некоторого уровня, дальнейшая уплата налога ведет к заметному сокращению чистого дохода плательщика. Начинается спад хозяйственной активности. Уклонение от налогов приобретает массовый характер. Предпринимательская деятельность перемещается из легальной сферы в теневую. Несмотря на рост налоговых ставок, бюджетные доходы сокращаются, поскольку сокращается реальная налогооблагаемая база.

Сама по себе кривая Лаффера не позволяет судить о том, к каким результатам приведет повышение или понижение налоговых ставок – увеличению или сокращению налоговых поступлений. Это зависит от совокупности целого ряда факторов: типа системы налогообложения, временного параметра, масштабов теневой экономики, исходного уровня налоговых ставок, обилия лазеек и льгот и т. п.

Но эта кривая отражает железную общую закономерность: если существующие налоговые ставки непомерно велики, при снижении налогов поступления в казну увеличатся. Стимул, получаемый экономикой от более низких налогов, будет настолько силен, что с лихвой скомпенсирует сокращение прямых налоговых поступлений вследствие снижения ставок. Иными словами, экономический эффект налоговой реформы перевесит ее арифметический эффект.

Следует также учитывать и благоприятное воздействие налоговой реформы на государственный бюджет. Снижение налогов создает стимул для увеличения объема производства и расширения занятости. Ускоренное экономическое развитие означает снижение безработицы и повышение доходов населения, что в свою очередь ведет к экономии расходов на пособия по безработице и другие программы социальной защиты.

Основные проблемы теории Лаффера

1. Налоги и налоговая политика во всех странах являются важнейшими инструментами развития экономики. Причем если в прошлом главным инструментом в самой налоговой политике были налоговые ставки, то в последние полвека в дополнение к ним важное значение приобрели различного рода налоговые льготы.

К таким налоговым льготам следует отнести ускоренную амортизацию, инвестиционный налоговый кредит, частичное вычитание из облагаемой прибыли затрат на инвестиции и по расходам на НИОКР и др. Как показывает экономическая практика многих стран, налоговые льготы оказались гораздо более действенным и эффективным инструментом стимулирования инвестиционной деятельности по сравнению с налоговыми ставками.

Однако, несмотря на явное превосходство первых над вторыми, многие страны все еще продолжают отдавать приоритет налоговым ставкам, считая их наиболее гибким инструментом налогового регулирования.

Проведение такой политики имеет под собой теоретическое обоснование, выдвинутое А. Лаффером.

По теории Лаффера налоговые ставки могут возрастать до тех пор, пока относительная величина чистой прибыли (прибыль после выплаты всех налогов) превышает норму среднего депозитного процента. В противном случае становится невыгодным вложение капитала в развитие производства и инвестирования. Капитал начинает перетекать в банковскую сферу, рост экономики замедляется и в результате происходит уменьшение налогооблагаемой базы. Экономика попадает в так называемую налоговую ловушку.

Насколько справедлив изложенный постулат и работает ли он в современной экономике? Представляется, что это чисто умозрительный вывод. Возможно, он и был отчасти справедлив в первые послевоенные годы прошлого столетия, однако в дальнейшем, в том числе в 70-е гг., инвестиционная активность и налоговые сборы в развитых странах стали зависеть совсем от других факторов.

Так, в результате использования ускоренной амортизации и налоговых льгот целевого назначения во многих развитых странах чистая прибыль перестала выполнять роль главного инвестиционного ресурса. Преобладающая ее часть теперь тратится не на инвестиции, а на дивиденды. У производителей нет особой необходимости финансировать инвестиции за счет чистой прибыли, поскольку государство, идя навстречу предпринимателям, стремится обеспечить их инвестиционными ресурсами посредством амортизационных отчислений и других налоговых льгот.

Надо сказать, что снижение налоговых ставок с целью стимулирования инвестиционной активности при отсутствии возможностей по использованию методов ускоренной амортизации и целевых налоговых льгот ведет не столько к усилению этой активности, сколько к обогащению за счет бюджета государства наиболее состоятельных его граждан. Кроме того, такое бездумное снижение налоговых ставок, при прочих равных условиях, приводит к снижению налоговых поступлений.

2. В дополнение к выявленной несостоятельности кривой Лаффера, рассмотрим ее недостатки и под другим углом. А можно ли вообще с помощью упомянутой "кривой" обнаружить какие-либо эластичные зависимости между налоговыми ставками, инвестиционной активностью и налоговыми поступлениями, и если такое возможно, то насколько эти зависимости будут справедливыми?

Кривая Лаффера, если ее построить лишь на основе одной налоговой ставки, будь то налог на прибыль, НДС или подоходный налог, не в состоянии выявить их влияние на инвестиционную активность и тяжесть налогообложения. В силу этого в "кривую" приходится закладывать сразу все налоги или их группу. Однако простое арифметическое сложение налоговых ставок - бессмысленное занятие, и приверженцы кривой Лаффера, чтобы преодолеть это затруднение, начинают оперировать не ставками налогов, а налоговой нагрузкой путем суммирования стоимостной оценки налогов, необоснованно называя ее "совокупной ставкой налогообложения"

Но когда вместо налоговых ставок мы начинаем оперировать обобщенной налоговой нагрузкой, то нахождение зависимости между ставками, инвестициями и налоговыми поступлениями становится весьма проблематичной задачей. Дело в том, что налоговая нагрузка складывается не только под влиянием налоговых ставок. Сильнейшее влияние на нее оказывает и целый ряд других факторов: доля заработной платы в издержках производства, размер амортизационных отчислений, использование целевых налоговых льгот, рентабельность производства, оборачиваемость оборотных средств и т.д.

Следовательно, налоговые ставки являются лишь одним из многочисленных факторов, влияющих на налоговую нагрузку, поэтому делать выводы по ее оптимальности или недостаточности на основании одного фактора по меньшей мере некорректно. И чем более укрупненный показатель налоговой нагрузки мы будем использовать при построении кривой Лаффера, тем больше возникает дополнительных факторов, влияющих на ее уровень, и тем больше будет погрешностей в выводах о ее снижении или повышении.

3. При анализе налоговой нагрузки в целом по всей экономике по доле налогов в ВВП надо обязательно учитывать еще и структуру поступления налогов по юридическим и физическим лицам.

Анализ показал, что высокая доля налогов в ВВП в целом ряде промышленно развитых стран вовсе не является доказательством высокой налоговой нагрузки на экономику, она, скорее, свидетельствует о высоком уровне душевых доходов, что позволяет этим странам основную массу налогов собирать не с юридических, а с физических лиц. Причем в динамике доля налогов в ВВП растет, а налоговая нагрузка по обеим группам налогоплательщиков, наоборот, снижается.

В тех же странах, где имеется относительно низкая доля налогов в ВВП, обычно наблюдается и относительно низкий уровень душевых доходов (не выше 10 тыс. долл.). Именно по этой причине основная масса налогов в них собирается не с физических, а с юридических лиц и тяжесть налоговой нагрузки на последние намного выше, чем в первой группе стран.

И когда исследователи начинают судить о налоговой нагрузке в стране по доле налогов в ВВП и закладывать данный показатель в кривую Лаффера, не учитывая структуру налоговых поступлений, то они всегда приходят к превратным выводам.

Например, многие экономисты, ориентируясь на долю налогов в ВВП России в 32- 33%, делают вывод о низкой налоговой нагрузке в экономике страны, забывая о том, что преобладающая часть налогов собирается с юридических лиц и налоговая нагрузка на них является не просто высокой, а запредельной.

Можно ли говорить о повышении доли налогов в ВВП до 40%, когда подавляющая масса налогов в России собирается с юридических лиц? Это значит оставить производителей вообще без всякой прибыли и продолжать и дальше разрушать экономику страны.

Серьезная значимость структуры налоговых поступлений в бюджет той или иной страны свидетельствует о том, что сегодня налоговую нагрузку надо анализировать не только по всему народному хозяйству, но и обязательно в дополнение к этому в разрезе юридических и физических лиц.

Анализ налоговой нагрузки отдельно по каждому из названных блоков налогоплательщиков показывает, что налоговые ставки в каждом из них формируются по совершенно различным критериям и принципам.

По юридическим лицам оптимальность налоговой ставки по налогу на прибыль теперь состоит не в том, чтобы оставить достаточно свободных средств в виде чистой прибыли для осуществления инвестиционной деятельности, а в том, чтобы ставка выступала стимулом ("кнутом") к использованию тех возможностей для осуществления инвестиционной деятельности, которые сегодня может предоставить государство за счет бюджетных средств в виде ускоренной амортизации и целевых налоговых льют.

По физическим лицам налоговые ставки, как правило, имеют прогрессивный характер. Их назначение преимущественно обусловлено не побуждением налогоплательщиков к инвестиционной активности, а наполнением бюджета. А уже потом за счет бюджета государство само начинает влиять на инвестиционную деятельность по двум направлениям: первое связано непосредственно с государственными инвестициями, а второе - с выделением средств на их стимулирование через ускоренную амортизацию и целевые налоговые льготы.

Необходимо отметить, что разное назначение налоговых ставок по юридическим и физическим лицам обусловило и разные принципы их формирования. Если по юридическим лицам на первый план вышло развитие экономики через принуждение к инвестиционной деятельности, то по физическим лицам главной функцией налоговых ставок по-прежнему выступает фискальная их роль на основе справедливого налогообложения.

Справедливость в налогообложении физических лиц в большинстве стран все больше оценивается не по тому, кто сколько платит по налогам, а по тому, сколько средств у налогоплательщика остается после их выплаты. То есть с повышением доходов физических лиц налогообложение строится так, что после выплаты налогов у налогоплательщика с более высокими доходами доля в них расходов на удовлетворение основных нужд (питание, одежда, жилье) должна сокращаться, а доля свободных средств увеличиваться. Ориентиром при установлении данных долей является соотношение доходов между 10% самых богатых и 10% самых бедных. Этот ориентир сегодня задают скандинавские страны - он составляет здесь 6-9-кратную величину.

Теория Лаффера имеет как своих сторонников, так и противников. Обе дискутирующих группы находят в практике налогообложения как подтверждения, так и опровержения постулатам Лаффера, причем иногда даже основанным на одних и тех же событиях. Ниже мы приводим доводы обеих «противоборствующих» групп.

Положительный опыт применения теории Лаффера

За последние 100 лет в США были предприняты четыре крупномасштабные реформы по снижению налоговых ставок с целью стимулирования экономики, и все четыре увенчались полным успехом практически по всем показателям.

В 1913 году в США был впервые введен прогрессивный подоходный налог. Его высшая ставка была установлена на уровне всего 7%, но Америка вскоре вступила в Первую мировую войну, государству позарез нужны были деньги, и налоги начали быстро расти. К 1918 году высшая налоговая ставка уже составляла 77%.

В 1925 году президент Кальвин Кулидж приступил к осуществлению запланированной его предшественником Уорреном Хардингом серии сокращений налогов, в результате которых предельная ставка была срезана до 25%. Экономика страны воспряла, словно спрыснутая сказочной живой водой. За четыре года объем производства удвоился, резко упала безработица.

Более того, вопреки горестным воплям социалистов о том, что снижение налогов – это подарок богатым, доля налогов, уплачиваемых лицами с годовым доходом свыше 100 000 долларов возросла с 29,9% в 1920 году до 62,2% в 1929 году. То есть налоговое бремя беднейших категорий населения реально снизилось в два с лишним раза.

Великий экономический кризис 30-х годов и Вторая мировая война обратили вспять реформу Хардинга-Кулиджа и потребовали нового скачка налоговых ставок, наивысшая из которых к 1945 году достигла запредельного уровня – 94%. К тому времени, когда президент Кеннеди решил последовать примеру Хардинга и Кулиджа, ставки подоходного налога чуть снизились – до 91%.

Объявляя налоговую реформу, Кеннеди провозгласил: “Снижение налогов запустит процесс, сулящий выгоды всем без исключения благодаря мобилизации ресурсов, которые в противном случае будут невостребованы, – рабочих, сидящих без работы, а также ферм и заводов, не имеющих рынков сбыта. Однако некоторые налогоплательщики, по всей видимости, полны решимости лишить нацию плодов налоговой реформы, ибо снижение налогов в условиях дефицита федерального бюджета представляется им финансовым абсурдом… Но я убежден, что в сегодняшней экономике финансовое благоразумие требует именно снижения налогов как наиболее эффективное средство увеличения государственных доходов”.

Реформа Кеннеди, принятая Конгрессом в 1964 году, уже после гибели президента, предусматривала снижение высшей налоговой ставки до 70% и параллельно сокращение налогов для наименее обеспеченных категорий налогоплательщиков. Эффект был разительным: в течение четырех лет после реформы налоговые поступления в федеральную казну ежегодно росли на 8,6%.

Спустя 17 лет президент Рейган взял налоговую реформу Кеннеди за образец. В августе 1981 года он подписал Закон о снижении налогов в целях стимулирования экономики, в рамках которого в течение трех лет все налоговые ставки были сокращены на 25%. Высшая налоговая ставка была поэтапно снижена с 70% до 28%, а ставка налога на доход от прироста капитала была одномоментно срезана с 28% до 20%.

Рональд Рейган унаследовал от своего предшественника Джимми Картера экономику, которая задыхалась под грузом гиперинфляции, непомерных ставок ссудного процента и высокой безработицы. Экономика фактически топталась на месте – темпы ее роста составляли всего 0,9%.

Налоговая реформы Рейгана поставила экономику на ноги. Показатель безработицы, который в 1982 году составлял 9,7%, к январю 1989 года, когда архитектор реформы оставил свой пост, снизился до 5,3%. Налоговые поступления в федеральную казну начали расти на 3,5% в год, а темпы экономического роста в период с 1983 по 1986 гг. подскочили до 4,8%. При этом вновь заметно возросла доля налогового бремени наиболее состоятельной части населения.

Снижение ставок подоходного налога и налога на прибыль оказало чрезвычайно благоприятное воздействие на рынок капитала и повело к наиболее длительному периоду крупнейшего в истории мира прироста национального богатства. В 1980 году индекс Доу-Джонса на Нью-йоркской фондовой бирже стоял на отметке 1000 пунктов. С тех пор он возрос приблизительно в 11 раз.

Наконец, четвертый пример благотворного действия снижения налогов зарегистрирован совсем недавно. Американская экономика понесла тяжелейший урон вследствие терактов 11 сентября 2001 года: его масштабы оценивают в пределах от одного до двух триллионов долларов. Дополнительным тяжелым бременем легла на государственную казну война против исламофашизма.

И вот в такой обстановке президент Джордж Буш-младший выступил с идеей нового снижения налогов, предложив заменить пятиступенчатую систему налоговых ставок, которая действовала при его предшественнике Клинтоне (15, 28, 31, 36 и 39,6%) упрощенной четырехступенчатой схемой (10, 15, 25 и 33%).

Оппозиция яростно сопротивлялась плану президента, утверждая, что лишать государство части его доходов в условиях бюджетного дефицита – чистое безумие. Однако президент настоял на своем, и оказался прав. Ныне практически все экономисты, как справа, так и слева, признают, что только благодаря этой мере американской экономике удалось избежать тяжелого кризиса. Кривая Лаффера вновь оправдала себя.

Отрицательный опыт применения теории Лаффера

Согласно рекомендациям А. Лаффера Рональд Рейган, сделавший его своим экономическим советником, в целях ускорения темпов развития экономики, роста производительности труда и интенсификации инвестиционной деятельности значительно снизил ставки по налогу на прибыль и подоходному налогу для наиболее состоятельных граждан.

Причем наиболее последовательно рекомендации А. Лаффера были осуществлены на втором этапе налоговых реформ в 1986 г. Так, максимальная ставка налога на прибыль была снижена с 46 до 34%, на первые 50 тыс. долл. прибыли была установлена ставка в 15% и на следующие 25 тыс. долл. - 25%.

Надеясь на то, что существенное снижение налога на прибыль и подоходного налога для наиболее состоятельных граждан само по себе будет способствовать росту инвестиционной активности, одновременно с этим был ликвидирован инвестиционный налоговый кредит, 25%-я налоговая скидка на НИОКР была снижена до 20%. А в амортизационной политике процесс вообще пошел вспять - амортизационные сроки списания оборудования были приближены к реальным срокам их службы. Можно сказать, что ускоренная амортизация отменялась.

Наряду с этим во время правления республиканцев во главе с Р. Рейганом и Дж. Бушем-старшим, по мнению Д. Стиглица, был потерян "правильный баланс между государством и рынком". Оба президента в развитии экономики руководствовались скорее не научными, а идеологическими установками, отдавая безусловный приоритет рынку.

Результат их деяний хорошо иллюстрируют экономические показатели. Годовые темпы прироста ВВП в США замедлились с 6, 2% в 1984 г. до 1, 2% в 1990 г., а в 1991 г. произошло их падение, составившее 1, 5%. В дополнение к этому в наследство президенту Б. Клинтону достался выросший до огромных размеров дефицит бюджета: если в 1981 г. он был равен 5% от всех поступлений в него, то к 1992 г. возрос до 15, 3%, а рост инвестиционной деятельности, ради чего и затевались налоговые реформы, сократился почти в 2 раза (с 4, 2% за 1970- 1980 гг. до 2, 2% за 1980-1991 гг.).

С приходом к власти Б. Клинтона и его команды, отказавшейся от манипулирования налоговыми ставками согласно кривой Лаффера, центр налоговой стратегии был перенесен на целевое снижение налогов, на стимулирование инвестиционной активности с помощью инвестиционного налогового кредита. Одновременно произошел отказ от бездумного упования на "невидимую руку" рынка и демонизации государственного планирования и регулирования.

Все это позволило США в 1992-2000 гг. добиться ускорения прироста инвестиционной деятельности в 4 раза по сравнению с 1980-1991 гг. - с 2, 2 до 8, 7%, а в результате произошло и ускорение темпов роста ВВП, соответственно, с 2, 9 до 3, 7%.

Буш-младший, сменивший на посту президента США Клинтона в 2000 г., по сути, продолжил налоговую политику, основанную на постулатах Лаффера. Так, в целях стимулирования инвестиционной активности были отменены налоги на наследуемое имущество и на дарение, осуществлено дальнейшее снижение ставок подоходного налога с физических лиц, в результате чего налоговая система США стала более щадящей для богатых, чем для среднего класса.

Идеология в налоговой политике, которой следовал Буш-младший, заключалась в том, что получение дополнительных денежных средств у состоятельной прослойки общества приведет к усилению спроса на акции, а это поднимет их курс, что, в свою очередь, будет способствовать росту инвестиций. Действительно, спрос на акции рос небывалыми темпами, но инвестиционная активность при этом не росла, а затухала. Дополнительные средства, полученные от снижения налогов и роста курсов акций, главным образом растрачивались на роскошь и спекулятивные операции.

Так получилось, что налоговая политика, базирующаяся на кривой Лаффера, совпала с идеологией неолибералов, проповедовавших, что "чем меньше государства, чем ниже налоги, тем больше свободных средств у частного капитала и состоятельных граждан" и тем больше у них будет возможностей по осуществлению инвестиционной деятельности и решению проблем экономики через создание конкурентного рынка.

Подобная налоговая политика, в основе которой лежит упование на рынок, который все исправит, привела, в конце концов, к финансовому кризису. Необходимо отметить, что финансовый кризис, разразившийся в США, это своего рода лишь курок, заставивший выстрелить ружье, которое на протяжении более 20 лет с начала правления Рейгана заряжалось на экономический кризис. К главным "зарядам" этого кризиса нужно отнести следующие неблагоприятные тенденции в экономике США.

Во-первых, вопреки политике снижения налогов в США, в прошедшие 20 лет в динамике снижалась инвестиционная активность. Так, если в 1995-2000 гг. среднегодовые темпы роста инвестиций в постоянных ценах составляли 8, 9%, то в 2000-2007 гг. - только 1, 4% при одновременном росте годовых личных доходов в последний период в 2, 5%

Во-вторых, федеральный бюджет, начиная с 2002 г., постоянно верстается с дефицитом, достигающим в отдельные годы 11 - 15% от его общего объема. Дефицит бюджета терпим, когда экономика развивается высокими темпами и растет производительность труда, однако в условиях низких темпов роста экономики дефицит бюджета начинает резко обострять финансовую ситуацию в стране.

В-третьих, начиная примерно с середины 1990-х гг., в США из года в год растет превышение импорта над экспортом. К 2008 г. оно составляло более 700 млрд. долл. Данное обстоятельство и дефицит бюджета заставляют страну постоянно прибегать к заимствованиям как внутри страны, так и за рубежом, увеличивая тем самым государственный долг, который по состоянию на начало 2008 г. превысил 61 трлн долл., что больше ВВП в 4, 4 раза, а годовых доходов Федерального правительства в 23 раза. Наряду с умопомрачительными цифрами государственного долга постоянно увеличиваются и долги частного сектора, составившие на март 2008 г. 38, 2 трлн долл

В-четвертых, из года в год в США опережающими темпами по отношению к росту ВВП (4, 9% к 3, 1% за 2000-2006 гг.) растут расходы на вооружение, которые по плану на 2009 г. должны достигнуть 675 млрд. долл. - это примерно 25% всех федеральных доходов.

В-пятых, среди развитых стран мира США имеют самый большой разрыв в доходах между бедными и богатыми. Децильный коэффициент по состоянию на 2003 г. составлял 15,7, имел тенденцию к увеличению и был примерно в 2 раза выше по сравнению с наиболее развитыми странами Европы.

Если Вам понравилась статья, поделитесь ссылкой с друзьями в социальных сетях:

Статью подготовил(а) Виталий.

2011-07-26


Крива Лаффера

Смотрите также

Артур ЛафферЗакон ХаузераНалог ТобинаНалог Кларка
Налоги ПигуВедро ОукенаИнтересные исторические факты о налогахКривая Лоренца

Вернуться на главную

Комментарии

Добавить комментарий

Введите Ваше имя

Введите Ваш комментарий (не более 700 знаков):

Введите в поле цифры, перечисленные ниже, подряд (без запятых, пробелов и т.д.):

два четыре три три один


Copyright © 2010-2013 "Налоговещание"
Публикация материалов разрешается при использовании активной индексируемой ссылки на соответствующую страницу сайта